26.12.17

Галина


Меня зовут Галина. Я родилась в Сибири, в городе Кемерово, в 1930 году. У меня черные волосы, черные брови, очень светлая кожа и темно-карие глаза, я ношу густую косу, наматывая ее вокруг головы. У меня есть сестра-двойняшка Ира, которая родилась в один день со мной, но на меня не очень похожа, и еще старший брат Ваня. Его назвали в честь моего папы, тоже Ивана.
Моя семья – баптисты.

Чужие

Пьеса по мотивам известной франшизы

Действующие лица:

Рипли – 2 шт.
Яйца Чужих – 3 шт.
Чужой – 2 шт.
Ученые – 2 шт.

Андроид

 Сцена 1.


Рыба

Дома я обнаружила, что рыба еще живая.

Я положила ее в холодильник, надеясь, что до вечера она там тихо задохнется, но через три часа эта рыбина все так же глупо разевала рот и шевелила плавниками.

Я бросила ее в раковину и взяла нож. Рыба пристально смотрела на меня своим круглым блестящим глазом, и было совсем непонятно, как это живое и милое существо способно превратиться в ужин. Слегка потыкав ножиком в рыбу, я обратилась за помощью к интернету.
Увы, ничего толкового мне там не предложили. В сети сидели слабаки, не сумевшие убить своих рыб, они наливали им водичку в ванну, кормили их хлебными крошками, давали им имя и выпускали обратно в море.

Сбор средств

Листая фейсбук, я наткнулась на запись: «Ведется сбор средств на содержание и лечение Влада Зубенко, находящегося в реанимации». 

Влад Зубенко.  А ведь я его знаю. Ну, не так чтобы слишком близко – встречались пару раз, ну, может, больше пары раз, он вообще, честно говоря, таскался на все мероприятия подряд, куда не придешь, везде он, вот буквально везде, но он ведь журналист, это понятно. Но разговаривали мы с ним точно не часто, хотя я была бы не против, он мне даже нравился, симпатичный парень, тощий такой, с кошачьим разрезом глаз и  широкими скулами, на меня внимания почти не обращал, да кому я вообще нужна, ну да ладно.

Дойти до остановки

Выхожу из подъезда и поворачиваю налево. Делаю пару шагов и замираю. Впереди они – две собаки, черная и белая. Лежат, развалившись на солнышке, притворяясь, что безобидны. Но по этой дороге я теперь ни за что не пойду.

Возвращаюсь к подъезду, поворачиваю направо. Придется делать крюк, эта дорога длиннее. Вдруг одна из собак, здоровенная белая псина, просыпается и выбегает на середину двора. Ни с того ни с сего начинает лаять. Ни на кого – просто так, в воздух. Быстро возвращаюсь назад, вжимаюсь спиной в холодную дверь подъезда. Сердце колотится, рука в кармане вцепилась в отпугиватель.

Скорее домой

До моей квартиры оставался один пролет, когда я увидела, что на ступеньках лежит человек. Лицо было опущено вниз – непонятно, то ли женщина, то ли мужчина. Объемная черная куртка, на голове вязаная шапка. Рядом стоит белый пакет – с таким обычно возвращаются из супермаркета, купив продукты. Значит, не бомж. К тому же для бомжа он слишком чисто одет. Кто-то из соседей.

Соседи

Соседи – мои враги, это я давно усвоила, еще в детстве. Они всегда сидели на лавочке возле подъезда, и мама мне говорила: скрути скорее дулю в кармане! А то соседи сглазят. С дулей в кармане надо было громко сказать: здрасьте! Иначе невежливо.

Я ничего не знаю о жизни своих соседей. Я бы и рада узнать, но как?